Интеллигенция и революция

    Дисциплина: Философия
    Тип работы: Реферат
    Тема: Интеллигенция и революция

    сту­дент 1

    го

    кур­са

    эко­но­ми­ко-пра­во­во­го

    фа­куль­те­та 4

    ой груп­пы

    Гор­ба­чев Сер­гей

    Те­ма: “Ин­тел­ли­ген­ция и ре­во­лю­ция”.

    (ре­фе­рат)

    На­уч­ный ру­ко­во­ди­тель:

    док­тор ис­то­ри­че­ских

    на­ук, про­фес­сор

    Шев­ла­ков Сер­гей Ни­ко­лае­вич

    План:

    I. Всту­п­ле­ние . . . . . . . . . . . . . . . 3

    II. Ос­нов­ная часть . . . . . . . . . . . 4

    III. За­клю­че­ние . . . . . . . . . . . . 25

    Спи­сок ис­поль­зуе­мой ли­те­ра­ту­ры:

    1. “Ве­ли­кая Ок­тябрь­ская со­циа­ли­сти­че­ская ре­во­лю­ция”. Эн­цик­ло­пе­дия. Мо­ск­ва, 1977 г.

    2. “Со­вет­ская ис­то­ри­че­ская эн­цик­ло­пе­дия”. Мо­ск­ва, 1965 г.

    3. Л. Люкс. “Ле­то­пись три­ум­фаль­но­го по­ра­же­ния”. Во­про­сы фи­ло­со­фии. Мо­ск­ва, 1991 г.

    4. “Ли­те­ра­тур­ный Пе­тер­бург, Пет­ро­град”. Мо­ск­ва, 1991 г.

    5. В.П. Ба­жов “Ин­тел­ли­ген­ция: во­про­сы и от­ве­ты”. Мо­ск­ва, 1991 г.

    При ра­бо­те над этим ре­фе­ра­том кро­ме вы­ше­ука­зан­ной ли­те­ра­ту­ры я ис­поль­зо­вал еще ряд ма­те­риа­лов вплоть до школь­ных за­пи­сей, ко­то­рые мне не по­ка­за­лось

    нуж­ным ука­зы­вать в спи­ске ис­поль­зо­ван­ной ли­те­ра­ту­ры. Я ни в ко­ей ме­ре не пре­тен­дую на то, что­бы по­ста­вить свою под­пись в кон­це ра­бо­ты, как ав­тор тек­ста. Этот

    ре­фе­рат яв­ля­ет­ся обоб­ще­ни­ем всей ин­фор­ма­ции, ко­то­рую я по­черп­нул из раз­лич­ных книг. И так как я при­знаю это, я не счел не­об­хо­ди­мым ука­зы­вать в тек­сте ра­бо­ты

    сно­ски.

    Всту­п­ле­ние.

    К из­люб­лен­ным за­пад­ным сте­рео­ти­пам от­но­сит­ся те­зис о так на­зы­вае­мой раб­ской пси­хо­ло­гии, буд­то бы рас­про­стра­нен­ной в Рос­сии. Как из­вест­но, этим кли­ше

    поль­зу­ют­ся уже дав­но, в его рас­про­стра­не­нии уча­ст­во­ва­ли пред­ста­ви­те­ли са­мых раз­лич­ных по­ли­ти­че­ских на­прав­ле­ний. Дос­та­точ­но вспом­нить, с од­ной сто­ро­ны,

    Мар­кса и Эн­гель­са, а с дру­гой — та­ких кон­сер­ва­тив­ных ав­то­ров, как Кюс­тин или То­к­виль. Столь шаб­лон­ный об­раз Рос­сии не учи­ты­ва­ет, од­на­ко, яв­ле­ния,

    пред­став­ляю­щие со­бой пол­ную про­ти­во­по­лож­ность то­му, что в за­пад­ных кру­гах яв­ля­ет­ся “ти­пич­но рус­ским”: речь идет о ре­во­лю­ци­он­ной ин­тел­ли­ген­ции. Вряд ли

    ка­кая-ни­будь дру­гая об­ще­ст­вен­ная груп­па в но­вой ев­ро­пей­ской ис­то­рии бы­ла в та­кой ме­ре склон­на к ра­ди­каль­но­му нон­кон­фор­миз­му и бун­ту. В са­мом де­ле, этой

    куч­ке лю­дей уда­лось по­тря­сти ос­но­вы мо­гу­ще­ст­вен­ной мо­нар­хии и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни спо­соб­ст­во­вать ее кра­ху. И это не­смот­ря на то, что ре­во­лю­ци­он­ная

    ин­тел­ли­ген­ция не име­ла ни­ка­ко­го влия­ния на ап­па­рат вла­сти, не бы­ла сколь­ко-ни­будь уко­ре­на в об­ще­ст­ве и в бу­к­валь­ном смыс­ле сло­ва оли­це­тво­ря­ла

    бес­поч­вен­ность. О при­чи­нах ре­шаю­ще­го ус­пе­ха ин­тел­ли­ген­ции ве­дут­ся стра­ст­ные спо­ры и в Рос­сии и на За­па­де. Но не мень­шей за­гад­кой ос­та­ет­ся и ее кру­ше­ние

    че­рез ка­ких-ни­будь де­сять лет по­сле три­ум­фа 1917 го­да.

    Вслед за Ге­ор­ги­ем Фе­до­то­вым и не­ко­то­ры­ми дру­ги­ми рус­ски­ми мыс­ли­те­ля­ми мы мо­жем рас­смат­ри­вать ин­тел­ли­ген­цию как сво­его ро­да ду­хов­ный ор­ден.

    “Ус­тав” это­го ор­де­на, хоть и не­пи­са­ный, не ус­ту­пал по сво­ей стро­го­сти и же­ст­кой рег­ла­мен­та­ции ус­та­ву лю­бо­го ка­то­ли­че­ско­го мо­на­ше­ско­го ор­де­на.

    Всту­п­ле­ние в “об­ще­ст­во по­свя­щен­ных” бы­ло свя­за­но с мно­же­ст­вом обя­за­тельств, ре­не­гат­ст­во на­ка­зы­ва­лось об­ще­ст­вен­ной опа­лой.

    Воз­ник­но­ве­ние ин­тел­ли­ген­ции бы­ло ре­зуль­та­том пе­ре­ло­ма в ис­то­рии стра­ны, ко­то­рый со­вер­шил­ся за очень ко­рот­кое вре­мя. Боль­шин­ст­во ис­то­ри­ков

    со­глас­но в том, что чле­ны ор­де­на, кон­ту­ры ко­то­ро­го на­ча­ли вы­ри­со­вы­вать­ся в три­дца­тых го­дах про­шло­го ве­ка, при­над­ле­жа­ли уже к со­вер­шен­но дру­гой

    ду­хов­ной фор­ма­ции, не­же­ли ор­га­ни­за­то­ры де­кабрь­ско­го вос­ста­ния 1825 го­да. Де­каб­ри­сты от­нюдь не из­бе­га­ли кон­так­тов с го­су­дар­ст­вом, это бы­ли лю­ди,

    на­хо­див­шие­ся на го­су­дар­ст­вен­ной служ­бе, не­ред­ко за­ни­мав­шие очень влия­тель­ные по­сты. Они пы­та­лись вос­поль­зо­вать­ся го­су­дар­ст­вен­ным ме­ха­низ­мом, пре­ж­де

    все­го ар­ми­ей, для осу­ще­ст­в­ле­ния сво­ей про­грам­мы. Хо­тя они стре­ми­лись ус­та­но­вить но­вую фор­му прав­ле­ния — пре­вра­тить са­мо­дер­жа­вие в кон­сти­ту­ци­он­ную

    мо­нар­хию, — их об­раз дей­ст­вий (двор­цо­вый пе­ре­во­рот) вос­хо­дил все-та­ки к XVIII сто­ле­тию.

    В от­ли­чие от де­каб­ри­стов, ин­тел­ли­ген­ция с по­ро­га от­ри­ца­ла го­су­дар­ст­во как та­ко­вое. Слу­ги го­су­дар­ст­ва весь­ма ред­ко ока­зы­ва­лись в ее ря­дах. Этот

    ан­ти­го­су­дар­ст­вен­ный ра­ди­ка­лизм был, ко­неч­но, свя­зан с об­щи­ми по­ли­ти­че­ски­ми ус­ло­вия­ми, ко­то­рые сло­жи­лись ко вре­ме­ни, ко­гда на сце­ну всту­пи­ла

    ин­тел­ли­ген­ция. Дес­по­ти­че­ский ре­жим Ни­ко­лая I по­верг стра­ну в оце­пе­не­ние. Все го­су­дар­ст­вен­ные или кон­тро­ли­руе­мые го­су­дар­ст­вом уч­ре­ж­де­ния под­ле­жа­ли

    ме­лоч­ной бю­ро­кра­ти­че­ской рег­ла­мен­та­ции, и да­же выс­шие го­су­дар­ст­вен­ные ор­га­ны не бы­ли ис­клю­че­ни­ем. Тот, кто хо­тел из­бе­жать этой опе­ки и со­хра­нить свою

    са­мо­стоя­тель­ность, в прин­ци­пе не имел ино­го вы­хо­да, кро­ме ухо­да во внут­рен­нюю эмиг­ра­цию. Так под внеш­не спо­кой­ной гла­дью вод за­ро­ж­да­лось то, че­му су­ж­де­но

    бы­ло пе­ре­вер­нуть всю стра­ну. Эту труд­но­оп­ре­де­ли­мую сме­ну на­строе­ний сре­ди час­ти об­ра­зо­ван­но­го слоя чет­ко за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­ло уже в на­ча­ле 40-х го­дов

    Третье Соб­ст­вен­ной Его Им­пе­ра­тор­ско­го ,Ве­ли­че­ст­ва кан­це­ля­рии от­де­ле­ние — по­ли­ти­че­ская по­ли­ция. Но так как речь шла по­на­ча­лу о чис­то ду­хов­ном про­цес­се,

    труд­но бы­ло пред­при­нять про­тив не­го кон­крет­ные ре­прес­сив­ные ме­ры.

    Но­вое вея­ние, за­ме­чен­ное по­ли­ци­ей, бы­ло са­мо по се­бе сви­де­тель­ст­вом воз­ник­но­ве­ния “не­офи­ци­аль­ной” рус­ской об­ще­ст­вен­но­сти. Ма­ло-по­ма­лу

    ста­но­ви­лось яс­но, что са­мо­дер­жа­вие, не знав­шее ин­сти­ту­цио­наль­ных ог­ра­ни­че­ний вла­сти, все же в ог­ром­ной сте­пе­ни за­ви­сит от об­ще­ст­вен­ной под­держ­ки, ху­же

    все­го — не име­ет шан­сов дол­го про­су­ще­ст­во­вать при на­ли­чии все бо­лее уг­луб­ляв­шей­ся тре­щи­ны ме­ж­ду вла­стью и об­ще­ст­вен­но­стью.

    Тут ин­те­рес­но от­ме­тить, на­сколь­ко от­ли­ча­лось, на­чи­ная при­мер­но с се­ре­ди­ны про­шло­го сто­ле­тия, раз­ви­тие Рос­сии от за­пад­но­го пу­ти, как ве­ли­ка бы­ла

    асин­хрон­ность об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия обе­их час­тей кон­ти­нен­та. По­сле по­ра­же­ния ре­во­лю­ции 1848 го­да в за­пад­но-ев­ро­пей­ском об­ще­ст­ве шел

    не­ук­лон­ный про­цесс внут­рен­ней ин­те­гра­ции и кон­со­ли­да­ции. Опыт ре­во­лю­ци­он­ных со­бы­тий по­ка­зал про­тив­ни­кам ста­ро­го ре­жи­ма, что су­ще­ст­вую­щий по­ря­док не

    под­да­ет­ся пря­мо­му раз­ру­ше­нию сни­зу. В то же вре­мя часть кон­сер­ва­то­ров по­ня­ла, что об­ще­ст­вен­ное мне­ние — край­не важ­ный ас­пект по­ли­ти­че­ской жиз­ни, что

    дли­тель...


    Похожие материалы:


    Добавить комментарий
    Старайтесь излагать свои мысли грамотно и лаконично

    Введите код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код




© 2009-2015 Все права защищены